Интервью с
Максом Кавалера
Специально для Радиошоу Armatura и
концертного агентства Rockafisha
1 июня 2020
Мы отнеслись к карантинному времени, как к прекрасной возможности поговорить с легендарными людьми, которыми мы восхищаемся. Последний раз мы виделись с Максом и Глорией в 2014 году, когда Soulfly выступили с концертами в Казахстане. Прошло 6 лет и у нас накопились вопросы к Максу.

Англоязычное интервью можно посмотреть в YouTube видео рядом с этим текстом, а перевод интервью на русский язык доступен ниже.

Наслаждайтесь.

Асхат Ускембаев (Радиошоу Armatura) и Владимир Кравченко (Rockafisha)
Max Cavalera online
"Я не собираюсь создавать фальшивую фигню"
Владимир: Привет, Макс!

Макс: Здоров, чуваки!

Владимир: Сто лет, сто зим, ты помнишь свои концерты в Казахстане в 2014?

Макс: О да, конечно, давайте повторим!

Владимир: Не вопрос, как только откроются границы, сразу начнутся туры и концерты.

Макс: Здесь такая же фигня. Мы не выступаем с концертами, а пишем музыку дома. Я пишу риффы для нового альбома Soulfly, ну и для других проектов. Зацените мое оборудование тут (показывает камерой).

Владимир: Офигенно!

Макс: Я тут еще и рисую немного. Видно, как я разрисовал барабанные пластики?

Владимир: Да, очень прикольно! Я ранее в каком-то интервью видел, как ты рисуешь. Очень круто.

Макс: Ага, разрисовал несколько пластиков и придумываю риффы - для меня очень важно оставаться занятым своим делом. Ведь уже 2 месяца, как мы заперты в своих домах на карантине.

Владимир: Окей, давай тогда начнем наше интервью - познакомься с моим другом и крутецким барабанщиком в Казахстане - Асхатом (Асхат Ускембаев, автор Радиошоу Armatura), а это Александр (Александр Елькин, сооснователь концертного агентства Rockafisha), ты его должен помнить с вашего шоу в Алматы.

Александр: Привет, Макс!

Макс: Здоров, чокак?

Владимир: Ну как ты в целом, расскажи? Пишешь риффы для нового альбома Soulfly или может Killer Be Killed или что-нибудь ещё?

Макс: Ну да, сейчас я собираю риффы для Soulfly, все-таки уже пару лет прошло с выхода Ritual. Я хочу сделать зубодробительный и мощный новый альбом, поэтому я собираю всё своё вдохновение. Даже сейчас, наверняка, вы знаете, что по всей Америке идут протесты.

Владимир: Да жопа ваще, что там у вас происходит.

Макс: Да я же об этом пою со времен Refuse Resist - то, что сейчас происходит, это просто безумие.

Владимир: Я прекрасно помню обложку сингла Refuse Resist.
Макс: Именно! Тогда меня очень вдохновляли люди, которые выходили на улицы, чтобы выразить свое несогласие и протест против системы. У нас в Южной Америке было очень много таких случаев - в Бразилии, в Аргентине, в Чили. Людей достало, как правительства их стран распоряжались и злоупотребляли своей властью и именно поэтому они выходили на улицы. В 60-х я был ребенком и жил не в США, но по телеку я видел, что протесты случались и здесь. И я прекрасно помню, что когда написал рифф для Refuse Resist, я подумал: "Какой мощный бунтарский рифф получился - идеальный для выплеска энергии на улице" (смеется). Музыка для бунта - зашибись!
Но меня вдохновляют не только протестные движения, я слушаю много разных риффов и мне нравятся и другие музыкальные группы. Так что, в данный момент я сочиняю музыку для нового альбома Soufly. Очень надеюсь, что в следующем году он выйдет.

Владимир: Звучит здорово!
СЕЙЧАС СЛИШКОМ МНОГО ПОВОДОВ ВЫРАЗИТЬ ПРОИСХОДЯЩЕЕ ЧЕРЕЗ МУЗЫКУ
Асхат: Есть вопрос. Макс, у тебя уже около 30 альбомов - это дофига. Как легко или наоборот как трудно для тебя придумывать новую музыку сейчас в сравнении со временем, когда ты был молодой и "голодный"?

Макс: Очень клевая штука в музыке, по крайней мере для меня (и немногие об этом знают), это то, что неважно, что происходит в моей жизни - я всегда пишу музыку. Я постоянно создаю новую музыку - для меня это то же самое, что и дышать. Это моя жизненная необходимость - находиться в творческом процессе. И мне пофиг, насколько мое состояние комфортное или, как ты сказал, "голодное". Когда мы были молодыми, мы были против всего мира. И знаешь, что прикольно? Это чувство не исчезает с возрастом и остается с тобой. В момент, когда я пойму, что это чувство исчезло, я прекращу писать музыку, потому что она станет фальшивой. А я не собираюсь создавать фальшивую фигню. Но фига с два это случится. Сейчас меня просто накрывает вдохновением. Сейчас слишком много поводов выразить происходящее в мире посредством музыки. Я считаю, что музыка - это идеальный проводник идей. Даже когда мы записывали Nailbomb - это был нереально обозленный альбом. О, я вижу, чуваки, что вам нравится Nailbomb (заметил вскинутые руки с "козой")!

Владимир: Да не то слово! Более того, мы для тебя приготовили небольшой сюрприз в отношении Nailbomb, но это произойдет ближе к концу интервью.

Макс: Ну вы поняли, что всё, что происходит вокруг меня, постоянно подпитывает моё творчество и музыка - всегда в моем ДНК. И да, я и сейчас "голодный" в музыкальном плане. Я в постоянном поиске. Я знаю, у меня много действительно крутых альбомов, которые приводят в восторг многих людей, но мой разум продолжает поиск идей для создания еще более крутого, идеального альбома. Альбома, который заставит меня воскликнуть: "Афиг! Вот это мощь! Я горжусь тем, что я сделал". С моей музыкой меня никто не торопит и никакой лейбл не прессует меня делать её менее острой. Поэтому у меня есть полная творческая свобода делать то, что мне нравится. Это очень крутое чувство, когда никто не требует изменить вокал, например. Мне нравится орать, а не петь. Если хотите слушать поющих вокалистов, воткните других исполнителей, например, Роберта Планта. А я люблю орать, ха-ха-ха! Мне нравится орать и быть злым, тяжелым, энергичным, и это чувство было, есть и будет со мной всегда. Я очень люблю создавать музыку. Я писал песни даже когда в этом особо не было большой необходимости - мы не собирались записывать альбом. Для меня это совершенно естественный процесс уже сколько, блин, 30 лет?! Поэтому даже сейчас дома я врубаю драм-машину, работаю с риффами и получаю безумное удовольствие от процесса.
НЕ КАЖДЫЙ ДЕНЬ МОЖНО УСЛЫШАТЬ ТОМА АРАЙА, ПОЮЩЕГО НЕ ПО СЛЕЙЕРОВСКИ
Асхат: Кайф! Слушай, ты уже сотрудничал, наверное, со всеми легендами металлической музыки на этой планете. Скажи, остался ли кто-то, с кем ты хотел бы сделать совместную песню или проект?

Макс: Да мне не обязательно, чтобы это было какое-то большое имя. Я получаю удовольствие и от работы с небольшими андеграундными исполнителями, как в случае с песней Under Rapture, которую мы записали с Россом (Ross Dolan) из Immolation. А на альбоме Archangel мы с Тодом (Todd Jones) из Nails записали Sodomites. Ну, конечно, на первом месте моего списка желаний находится Оззи и может быть в один прекрасный день мы сделаем совместный трек и с Робом Халфордом - я же большой фанат Judas Priest. Посмотрим, как всё получится - я ведь люблю совместные проекты. Это очень прикольно! Мне запомнилось как мы записывались с Томом Арайа (Slayer) на песне Terrorist, ведь это один из очень редких моментов, когда можно услышать Тома, поющего не по Слейеровски.

Владимир: Точно! И работа с Body Count и Ice-T была очень крутой! Может ты с Филом Ансельмо (Pantera, Down, Philip H. Anselmo & The Illegals) что-нибудь запишешь, вы ведь с ним дружбаны?

Макс: Ну да, мы дружбаны со всеми этими ребятами. Посмотрим, как всё срастётся, я сторонник естественного процесса и не люблю давления. Мне также нравится и андеграундная музыка - сейчас в Америке очень много хороших команд, например, Ekrot, Gatecreeper, Outer Heaven и другие банды, которые делают мощный олдскульный death & thrash metal, которые я люблю и которые постоянно слушаю.
ЭТО ОФИГИТЕЛЬНО - ОСТАВАТЬСЯ ПОСТОЯННО ЗАНЯТЫМ
Владимир: А как дела у твоего брата, Игоря? Чем занимается и где он сейчас, в Лондоне?

Макс: Ага, в Лондоне, так же, как и мы тут, закрыт дома со всей этой пандемией. У нас с ним был запланирован тур по Америке в октябре, собирались играть Beneath The Arise, но сейчас, понятное дело, двигаем его на следующий год. А у Soulfly был запланирован тур Prophecy по всем фестивалям мира, где мы собирались играть этот альбом от начала и до конца. Мне очень нравится идея делать специальные программы для фанатов особенно с такими альбомами как Prophecy и Soulfly 1. И другим командам тоже нравится радовать фанатов подобными выступлениями - я знаю, что Mastodon делал концерт с моим любимым альбомом Crack The Sky. Мы с Троем (Troy Sanders) уже давно дружим. Я ему накидал кучу комплиментов по этому поводу и поделился идеей сделать тур с альбомом Prophecy, вытащить из загашника самые первые альбомы. Короче, мы встали в программы самых мощных фестивалей и этот хренов вирус всё нафиг разрушил. Пришлось всё двигать на следующий год - выступим по любому!

Владимир: Классная идея - играть альбомы целиком. Мне понравилось, как ты отыграл альбом Nailbomb со своими сыновьями.

Макс: О, да! Nailbomb был особенный. Мы в него вложили наши семейные вибрации и он ещё был необычен тем, что мой сын Игорь разучивал работу с сэмплером и вся движуха напоминала то время, когда мы придумали Nailbomb. Этот проект не создавался под звезду индастриал метала, который должен был нам показать, что и как должно звучать. Мы с Алексом (Alex Newport) хотели создать свою версию нашего видения индастриал-метала. Поэтому мы разучивали работу с сэмплером на очень примитивном уровне, прикинь! Некоторые сэмплы ваще сделаны через задницу, да и звучат так же (хохочет). Нам тогда понадобилось очень много времени, чтобы разобраться с сэмплером и в этот раз я сказал Игорю: "Давай-ка найди сэмплер и разберись со звуком, нам нужно восстановить все звуки". Понятное дело, что мы брали звуки и с самой записи - Алекс разрешил нам делать всё, что угодно. Моя жена Глория (Gloriya Cavalera) позвонила ему и попросила разрешения сыграть Nailbomb живьем. Конечно же, он разрешил. Сам то он не собирался играть и сказал, если мы хотим сделать это, то полный вперёд. Это было очень интересно и весело.
Ну и также играть с моим братом весь Arise и весь Beneath The Remains - это просто фантастика. Я не знаю, видели вы что-нибудь с выступления или нет.

Владимир: Конечно!

Макс: Мы изменили некоторые вещи, немного сократили их, чтобы сделать мощнее. И речь не идет о том, чтобы переделать оригинальные версии, просто для концерта нужно больше мощи. Тур, который мы провели в Южной Америке, был просто крышесносящий! Потом мы пожгли в Европе - тоже невероятные ощущения. Ну и на очереди была Америка в октябре, которую пришлось перенести на 2021.

Владимир: А я вас видел в Санкт-Петербурге, вы вроде как начали тур с России?

Макс: Ага, начали с Владивостока - там было первое шоу, а потом двинулись в сторону Москвы и Санкт-Петербурга.

Асхат: Интересно, что один из вопросов от твоих фанатов здесь в Казахстане был: "Что ты выберешь, Макс, Beneath The Remains или Arise?". А мы говорим им: "Ну блин, посмотрите на название тура Beneath The Arise".

Макс: Мне нравится "сырость" Beneath The Remains, но на Arise более зрелые песни. Beneath The Remains прям такой сырой, более хаотичный, а к Arise мы уже научились писать сбалансированные песни, например Desperate Cry. А Dead Embryonic Cells - это, наверное, моя любимая песня. Поэтому, когда ты играешь оба альбома вместе - ух! Просто афиг!
Мы подумываем также и о туре Chaos A.D. - однозначно будет бомба! В нем столько клёвых песен и джем-комбинаций, например, Kaiowas, Manifest, Amen и куча других. Chaos A.D. наведёт шороху независимо от того, когда мы его проведём. Вот поэтому я люблю постоянно быть занятым разными интересными вещами и проектами - Soulfly, наш проект с Игорем (Cavalera Conspiracy), для которого у меня всегда полно идей. Мне нравится наш последний альбом Psychosis - очень мощный получился. Мы обязательно будем делать новые песни и с Killer Be Killed. Это офигительно - оставаться постоянно занятым.
В ОДИН ПРЕКРАСНЫЙ ДЕНЬ Я СДЕЛАЮ ЕГО ТАТУИРОВКУ НА ШЕЕ
Асхат: Говоря о первых альбомах Soulfly, их очень и очень сложно найти на виниле, так как они выпускались давно и в ограниченном количестве. Что мы или может быть, что вы дожны сделать, чтобы перевыпустить их на виниле, так как фанаты по всему миру постоянно спрашивают об этом? Их фига с два найдешь.

Макс: Точно. У меня их нет.

Владимир: Но, у тебя есть мастерленты, с которых можно сделать переиздание.

Асхат: У меня есть Primitive на пикчер-диске, но первый Soulfly в хорошем состоянии просто невозможно найти. Может сейчас самое время перевыпустить их на виниле?

Макс: Этот вопрос нужно адресовать Глории, ха-ха-ха.

Асхат: Глория, пожалуйста, сделай это!

Макс: Ей нужно будет перетереть с лейблом на эту тему. Так интересно, что я как-то давал интервью чуваку, у которого было всё, что я когда-либо выпускал - пластинки, кассеты, компакт-диски, и он задал мне вопрос, который задавал и другим музыкантам для интервью: "У тебя есть ВСЕ твои альбомы на носителях?". А у меня нет их. Иногда в турах мы подписываем брендированные вещи, которые приносят фанаты и довольно часто офигеваем от того, что они приносят, так как никогда не видели этого вживую. Ты смотришь на какой-нибудь наш двойник и думаешь, откуда ЭТО взялось?

Асхат: Когда-то ты говорил, что твои любимые тату-мастера это Джонатан Шоу (Jonathan Shaw) и Пол Бут (Paul Booth). Что-то изменилось к этому моменту? Они продолжают оставаться самыми вдохновляющими татуировщиками для тебя или появились новые имена?

Макс: Ух! Я не делал татуировок уже, наверное, лет 10. Блин, я бы хотел снова сделать татуировку - мне нравится это ощущение боли, потому что у этой боли есть причина и есть цель. И эта татуировка останется с тобой на всю жизнь. Пол Бут - мой фаворит на всю жизнь, и, понятное дело, что появляются интересные татуировщики, но один из самых больших авторитетов для меня это Лео Зулуета (Leo Zulueta), который создал символ Soulfly. Он сам с Филиппин и именно он развил стиль tribal (племенной) в тату. Он привез его в Америку где-то в 60-х годах и сейчас он уже в возрасте, но продолжает делать татуировки в Лос-Анджелесе. В один прекрасный день я сделаю его татуировку в виде символа Soulfly вот тут на шее (показывает). Так что всё впереди.

Владимир: Мы в Казахстане каждый год проводим тату-фестиваль, не только концерты. И говоря о татуировщиках, мы тут приготовили тебе небольшой подарок от локальной художницы в стиле dark & black Ада Стоун (@Ada_Stone_). Посмотри и угадай, кто это (показывает портрет Макса)?
Макс: Ух, офигенно! Выглядит очень круто.

Владимир: Мы тебе вышлем его вместе с домброй, которую ты здесь забыл в 2014-м.

Макс: Кайф (показывает "козу")!

Асхат: Я как-то прочитал, что ты упоминал о плакатах из фильмов "Апокалипсис сегодня" и "Заводной апельсин", которые висели над кроватью, когда ты был молодым. А сейчас постеры каких фильмов ты бы повесил над своей кроватью? Есть ли фильмы, которые вдохновляют тебя не хуже "Апокалипсиса" и "Апельсина"?

Макс: О, чуваки, мне нравятся фильмы по Стивену Кингу. Есть сериал "Тёмная башня" - очень крутой! Ну и другие отдельные фильмы тоже хороши, например, "Оно", "Доктор Сон". Мой сын Игорь сейчас пишет книгу в духе Стивена Кинга. Это уже его третья книга. Все его книги выпущены под именем Игорь Амадеус, чтобы народ не спутал его с моим братом Игорем Кавалера. Его истории просто поразительны, так как у него дар и его книги цепляют не хуже Стивена Кинга. Я не могу так писать и меня приводит в восторг его способность придумать историю, создать персонажей, провести исследование на тему и написать книгу. Это просто чума! Я ему как-то подкинул идею: "Напиши книгу об одном из наших техников в туре, который еще и серийный убийца и везде, где гастролирует группа, на которую он работает, гибнут люди" (хохочет).

Асхат: Звучит очень естественно.

Макс: Ага. Он сказал, что подумает об этом.

Владимир: Да классная же идея для твоей новой песни.

Макс: Да, в отношении нового альбома уже есть много тем, над которыми надо подумать. Я обычно пишу слова в последнюю очередь, а первое с чего всё начинается - это риффы. Я собираю много риффов в первую очередь. Иногда бывает, что к риффу сразу цепляются слова и ты понимаешь, что вот тут и тут я буду петь вот это и это, но чаще всего вначале я создаю риффы. Риффы - это важнейшая часть творчества в металлической музыке. Благодаря риффам песня становится уникальной.

Асхат: А в какие моменты у тебя в голове возникают идеи с риффами? В душе, во сне, за рулем, во время еды? Что это за моменты?

Макс: Обычно во время джема. Очень сложно описать чувство, когда появляется ахренительный рифф. Это чувство абсолютного удовлетворения и радости, когда ты понимаешь, что этот рифф снесёт всем башку. Когда ты его выдашь на сцене, людям "будет больно". Бывают моменты, когда ты вскакиваешь в возбуждении и орёшь: "Да! Вот оно!". А бывает, что застреваешь в тупняке как, например, когда я создавал рифф для Jumpdafuckup (альбом Primitive), я работал над ним 4 часа и после первых 2 часов я разбил нафиг гитару от злости. Хорошо, что взял перерыв и вышел на улицу подышать свежим воздухом на 30 минут, после чего вернулся обратно, взял другую гитару и вот появился нужный рифф, ха-ха-ха. Чуть не сдох тогда от тупняка и злости, но нашел нужный рифф. А та гитара всё ещё со мной и всё ещё сломана.

Я ЛЮБЛЮ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЭНЕРГИЮ РАЗНЫХ НАРОДОВ В СВОЕЙ МУЗЫКЕ
Асхат: Круто! А у тебя большая коллекция гитар?

Макс: Я надеюсь, что большая. Глория заботится, чтобы гитары не были уничтожены. Некоторые из них прям совсем из давних времен Сепультуры, типа белой BC Rich. Это клёвая компания, которая производит гитары специально для меня, типа моей "The Ripper" и нескольких камуфляжных. Так то я не большой коллекционер гитар - есть несколько специальных гитар для туров, есть парочка для джемов. Я не коллекционирую гитары, как некоторые фанаты.

Владимир: А я большой фанат твоих инструментальных композиций, где ты используешь интересные народные музыкальные инструменты. Может у тебя есть задумки по использованию каких-либо совершенно новых инструментов?

Макс: Да, я постоянно думаю об этом. Следующую вещь я хочу записать в каком-нибудь необычном и экзотическом месте. А хотя бы и в Казахстане, почему нет? Я знаю, что у вас есть мощные народные инструменты, которые актуальны и сегодня, а я очень люблю использовать энергию разных народов в своей музыке, как это было с дудуком в композиции Soulfly X (альбом Archangel) и сакcофоном в Soulfly XI (альбом Ritual). Так что идея записать что-то экзотическое у меня есть. И да, на следующем альбоме будет инструментальная композиция. Знаете, в первый раз, когда я сделал инструменталку, я переживал, что фанатам не понравится, так как она не звучала как привычная тяжелая песня, а была, скорее, как мелодия для расслабления и духовного поиска. Но, чем больше я продолжал их создавать, тем больше я слышал слов благодарности от фанатов и вопросов в отношении новых подобных вещей. А один раз я узнал от фаната, что его жена во время лечения от рака слушала мои инструментальные композиции, что помогало ей чувствовать себя лучше обычного. Это очень вдохновляет на создание нового материала.

Асхат: Последний вопрос, Макс. Как трудно заполучить тебя в качестве гостевого музыканта на песни других исполнителей?

Макс: Да мне больше нравится играть в импровизированных джемах - меня часто на них зовут. Один раз я играл с метал-групой в Северной Африке во дворе жилого дома - фантастические ощущения. Другой раз я играл с индейцами Навахо в Аризоне… Да, записываться совместно с кем-то клёво, но я предпочитаю джемовать. Лет 10 назад мы с Глорией ездили в Тунис и мне неожиданно пришлось играть с метал-группой перед тысячью фанатов. Вот это был кайф! Просто незабываемое ощущение!

Асхат и Владимир: Спасибо, Макс! Вот тебе ссылка на небольшой сюрприз - мы записали кавер на "Wasted Away" от Nailbomb! Спасибо, что остаёшься вдохновением для нас и многих твоих фанатов по всему миру!

Макс: Любите метал, чуваки! Увидимся в Казахстане в 2021! Пока!
Made on
Tilda